Рефераты по Физике

Алескандрия как центр античной науки

Страница 8

До этого древний мир не знал таких построек. Еще в V в. до н. э. у входа в Пирей - гавань самого передового города того времени Афин - ночью горели два самых обыкновенных костра, которые разжигались на вершинах двух колонн. Конечно, Александрийский маяк с его сложной системой зеркал и техническими усовершенствованиями казался всем, кто видел его или слышал о нем настоящим чудом. Самая актуальная информация купить картофельную технику тут.

До нашего времени дошло несколько эпиграмм - коротких стихотворений, посвященных чудесному маяку, поражавшему путешественников, посетивших Александрию, Вот одна из них:

Башню на Фаросе грекам спасенье, Сострат Дексифанов,

Зодчий из Книда воздвиг, о повелитель Протей!

Нет никаких островных сторожей на утесах в Египте,

Но от земли проведен мол для стоянки судов,

И высоко, рассекая эфир, поднимается башня,

Всюду, за множество верст, видная путнику днем.

Ночью издали видят плывущие морем все время

Свет от большого огня в самом верху маяка,

И хоть от Таирова Рога готовы идти они, зная,

Что покровитель им есть гостеприимный Протей.

Строитель маяка, архитектор Сострат, желая сохранить в памяти людей истинное имя создателя замечательной башни, высек на мраморной стене маяка следующую надпись: «Сострат, сын Дексифана из Книда, посвятил богам - спасителям ради мореходов». Вырезав эту надпись, он закрыл свое имя тонким слоем штукатурки и сверху написал по ней имя царя Птолемея Сотера. В глубине души Сострат надеялся, что время пройдет, штукатурка отвалится, и имя истинного строителя этого великолепного маяка прославится в веках. Так оно и случилось. Имя Сострата Книдского — славного создателя одного из семи чудес древнего мира — дошло до наших дней из далекой глубины веков.

С высоты восьмигранной мраморной башни Фароса, составлявшей его второй этаж, открывался сверху великолепный вид. На юг простиралась Александрия. Сверху была особенно хорошо видна удивительно правильная планировка столицы Египта. Невольно вспоминался рассказ о том, что по желанию царя Александра Македонского архитектор Дейнократу . создавая план Александрии, придал очертаниям города округлую форму развернутой македонской хламиды— военного плаща.

Все маяки более позднего времени были жалким подражанием Фаросу. Конечно, содержание в полном порядке такого сложного хозяйства, каким был Фаросский маяк, требовало огромных средств. Сильные морские ветры, влажность воздуха, все это неблагоприятно сказывалось на состоянии великолепного сооружения, воплотившего в себе замечательные достижения эллинистической архитектуры и техники. Из эпиграммы неизвестного автора мы знаем, что Фаросскому маяку угрожала опасность разрушения, которую, однако, удалось избежать.

Башня — помощница я морякам, потерявшим дорогу.

Здесь по ночам зажигаю я светлый огонь Посейдона.

Рухнуть вот-вот угрожала от глухо шумящего ветра,

Но укрепил меня вновь своими трудами Аммонии.

После свирепых валов свои руки ко мне простирают

Все моряки, почитая тебя, о земли колебатель.

Это удивительное сооружение простояло до XIV века. К этому времени в уже сильно разрушенном виде высота его составляла не более 30 м, т. е. четвертую часть его настоящей высоты. Но даже в столь искалеченном виде этот памятник античной архитектуры вызывал восхищение арабских писателей, отмечавших красоту и величие руин этой грандиозной постройки.

Остатки высокого постамента, на котором находилась замечательная башня, сохранились до наших дней, но для архитекторов и археологов они совершенно недоступны, так как встроены в средневековую крепость. В настоящее время на Фаросе находится египетский военный форт.

Упадок науки в Александрии.

Упадок науки в Александрии объясняется как внутренними, так и внешними условиями. Государственный строй, в условиях которого развивалась наука в Александрийских школах, строй, основанный на рабском труде, не мог способствовать дальнейшему росту научных знаний. В первые годы существования Александрийской школы Птолемея были созданы весьма благоприятные условия для научной работы, так как это было выгодно для правящих классов: надо было создать сильное и богатое государство, приносящее и личную выгоду Птолемеям.

Развитие техники воен­ного дела, астрономии, географии, торгового дела и промышленности требовало и быстрого развития математики, механики, инженерии, а потому наука и имела все для сво­его роста и вширь и вглубь. Но когда материальные потребности правящих клас­сов были удовлетворены достигнутыми успехами наук, то не стало и стимула для поощрения дальнейшего роста научных знаний. Таковы внутренние условия, вы­звавшие упадок наук в Александрии. Но, кроме них, существо­вали и условия внешнего характера. Уже задолго до начала нашей эры стало все более сказываться притязание Рима на овладение территорией, на которой была расположена Александрия. В 47 г. до н. э., во время войны ЮлияЦезаря против Александрии, была сожжена ее замечательная библиотека. Затем она была восстановлена; но когда Рим окончательно овладел Александрией, началась жестокая вражда между христианами и язычниками. Религиозная рознь отозвалась и на науке, так как, во-первых, в науку стала проникать христианская мистика (что отозвалось, например, на творениях Никомаха), а, во-вторых, христианские фана­тики стали преследовать все языческое, в том числе и «языческую» науку. По приказанию патриарха Теофила в 391 г. в Александрии был разрушен храм бога Сераписа, а вместе с храмом погибла и библиотека. Дни Александрийской школы были сочтены.

Таков был конец научной жизни в Александрийскии.

Последний кратковременный расцвет наук в Греции отмеча­ется в V - VI вв. в Афинах. Афинская школа этой эпохи работала главным образом над толкованием работ прежних веков: Архимеда, Герона, Птолемея и др. Но и эта школа в 529 г. была закрыта по распоряжению императора Юстиниана как «языческая мерзость».

Заключение

Из приведенного выше можно, сделать следующий вывод. Александрия достигла в области науки больших высот, были объяснены и созданы многие механизмы. Это первый в истории пример коллективной организации научных исследований. Нечто подобное было вновь достигнуто лишь в нашем веке. Вскоре началось издание книг Александрийской библиотеки, этому способствовало наличие папируса, дававшее Египту естественную монополию в изготовлении пишущего материала. Эти условия, исключительно благоприятные для развития науки, привлекали в Александрию большое число ученых со всех концов света. Там процветали научные школы в течение всего античного периода. Был создан первый античный университет, одно из семи чудес света (Александрийский маяк). В частности, вся физика того периода, представляющая собой большую и лучшую часть вклада античности в исследование природы в современном понимании, связана с Александрийской школой. Александрийская школа дала мощный толчок для развития науки в Греции, а затем и во всей Европейской части.

Перейти на страницу:  1  2  3  4  5  6  7  8  9